Лети с птицей, плыви с рыбой: как хоронят в Тибете

Существует японская легенда. Как-то попытался один поэт  написать стихотворение об утрате. В произведении было три слова – но написав их, поэт их немедленно соскоблил. Мораль истории проста: утрата неописуема, ее не передать словами. Наш тусклый и ясный, текущий устало мир может разлететься на множество кусочков от любого сильного толчка. Очень часто таким толчком является чья-то смерть – явление столь же неизбежное, как и появление новой жизни. Повседневность по сравнению с объективным существованием рождения и смерти – иллюзорна.

Страх смерти универсален. Он присущ любому человеку, вне зависимости от того, где он живет и какую религию исповедует. Этот страх запрятан невероятно глубоко, под множеством культурных слоев и приемлемых для разговора тем – но он есть всегда. Мы не можем не помнить, что наше существование рано или поздно подойдет к концу. Неизвестно лишь одно – что именно прекращает существовать? Только наше тело? А исчезнет ли вместе с ним наша душа, или улетит куда-то в другой мир?

Вряд ли мы когда-нибудь получим ответ на этот вопрос. Поэтому отношение к смерти – это вопрос веры, а не научного исследования. Смерть, как и чувства, невозможно понять умозрительно, а только эмпирически – через собственный опыт. Вы ведь не можете объяснить другому человеку, каково молоко на вкус. Можно сколько угодно описывать его цвет, вид, и прочие свойства, но лишь попробовав молоко, собеседник может по-настоящему понять и запомнить – что это такое.

За свою многовековую историю Тибет впитал в себя множество культур и религий. Даже сам тибетский народ – воплощенное противоречие: они, как и большинство горных народов, довольно воинственны и кровожадны – но при этом именно в этих местах расположено множество храмов, населенных миролюбивыми монахами, преисполненными любви ко всему живому.

Поэтому в Тибете существует целая система погребения. Погребальных обрядов не один, а четыре вида – и это только для мирян. Для монахов существует абсолютно другая обрядовая система.

Существует два вида обрядов для детей и два — для взрослых. Взрослые обряды — небесный и водный. Детские — земляной и телесный. Где бы эти обряды ни проводись, идея у них одна. В случае взрослых – необходимо вернуть тело природе. В случае смерти детей – тело наоборот, следует сохранять, поскольку оно должно продолжать быть домом для души.

 

Небесное погребение применяется наиболее часто. Местное название обряда — bya gtor, в переводе- «разделение птицами». После смерти труп аккуратно усаживают и лама читает над ним сутры из Книги Мертвых. Через три дня тело, уложенное в позу эмбриона и завернутое в саван, бригада могильщиков относит на специальную площадку в горах. Там труп высвобождают и по всему телу делают надрезы поглубже, чтобы птицам было проще его есть. Стервятники мгновенно чуют запах и прилетают на место погребения. Следует добиться того, чтобы птицы полностью съели останки, поэтому когда стервятники обглодают все мясо с костей – скелет рубят на мелкие куски, чтобы его тоже можно было скушать. Если от умершего ничего не осталось – это хороший знак: значит, он вел безгрешную жизнь. Для местных очень важно вернуть тело природе, потому что тибетцы полагают, что возвращение тела природе помогает душе переродиться. Кроме того, они уверены, что птицы – воплощение божеств и духов, и по сути усопший преподносит им сам себя в качестве подношения.

 

Водное погребение встречается реже по одной простой причине – провести сложно. Ведь для него плоть умершего надо отделить от костей, потом измельчить и скелет, и кожу, и мышцы. Затем все это надо смешать с прожаренной рисовой мукой – цзампой – и скормить рыбам в окрестных водоемах.

 

Неудивительно, что в Тибете не едят ни птицу, ни рыбу – а вдруг они несут в себе кусочек какого-нибудь человека, отошедшего в мир иной? Поэтому есть птицу или рыбу – все равно что предаваться каннибализму.

   

Детей до 14 лет хоронят в земле. Ведь у маленьких детей – маленькая еще душа. Есть ее сразу отпустить в небо, ребенок испугается и застрянет в безмирье, между смертью и следующим рождением. Переродиться в результате такой маленькой и испуганной душе будет очень сложно. Интересно, что в Индии считают также.

Древесные погребальные обряды – для мертворожденных детей. Крошечное тельце пропитывают соляным раствором, а затем заключают в клетку и подвешивают на дерево. Считается, что таким образом можно будет уберечь будущих детей в семье от такой трагедии.

Когда-то отправились мы в поход по провинции Амдо, ранее принадлежавшей Тибету, а теперь присоединенной к китайской провинции Сычуань. Конечной целью путешествия была гора Минья – Конка высотой до 8000 м. Регион этот совсем дикий и туристам неведомый, а в самом Тибете он известен потому, что у подножья Минья-Конки, на берегу реки, стоит крупный тантрический монастырь. И вот там-то, возле монастыря, мы увидели дерево, на котором висела масса разных детских вещей и игрушек – так в этой местности заменили традиционное, но трудоемкое захоронение на дереве.

Мы совершенно иначе прощаемся с родными. Мы отдаем тело земле – прах к праху. Для нас важно, чтобы была – могила, и мы приходим, и сажаем цветы, и подметаем вокруг. Мы садимся рядом и говорим с фотографией на надгробии. Человек ушел – но мы вот, мы помним, и стараемся заботиться если не о нем самом, то о символе, после него оставшемся. Для нас немыслимо – отдать тело на съедение – разве не с древнейших времен строились курганы из камней, чтобы до трупов не добирались стервятники? Для жителя Тибета тело умершего в принципе не имеет значения. Ведь тот, кого мы любили, уже ушел, а оставшийся труп – лишь оболочка. Для тибетцев существование души – реальность в гораздо большей степени, чем для нас.

Разумеется, местные традиции еще и практичны. В горной стране могилу выкопать или деревья на костер собрать – дело практически невыполнимое, а оставлять тело гнить где-то рядом – напрашиваться на болезни. Но при этом и реинкарнация для местных – дело абсолютно логичное и естественное. И любовь к природе – неотъемлемая часть буддийского учения. Потому и хоронят они своих с максимальным состраданием и пользой для окружающих живых существ.

Понравилась статья? Поделись с друзями

О Авторе

Мария Вдовкина
Мария Вдовкина
Всем привет! Моя жизнь связана с Востоком. Это мой главный интерес, моя страсть в жизни и моя любовь. Уже несколько лет я кочую между разными странами Азии и воочию наблюдаю местные традиции, культуру, пейзажи. Меня восхищает мудрость, красочность и многоликость Востока, и я хочу поделиться ими с вами! Надеюсь, что вы почувствуете волшебную атмосферу этих мест через эти статьи.